«Выбирая свой путь». История создания балетного спектакля «Странствия Коркыта»

30 июня 2019


21 июня 2019 года в ГАТОБ им. Абая при поддержке Фонда Первого Президента Республики Казахстан — Елбасы и компании Ace Translations Group состоялась премьера первого национального балетного спектакля о Коркыт-ата «Странствия Коркыта» в постановке режиссера-хореографа Д. Д. Уразымбетова. Событие вызвало небывалый резонанс в культурном пространстве Казахстана.

 

       В 1934 году, когда появилось профессиональное балетное искусство в Казахстане, коллективу ГАТОБа им. Абая была поставлена задача развития национального искусства. Первые спектакли создали приехавшие из Ленинграда балетмейстеры Л. Жуков, А. Чекрыгин, Ю. Ковалев, беря за основу народные легенды. В 1960–1980-е к постановкам национальных балетов обращаются казахские балетмейстеры Д. Абиров З. Райбаев, Б. Аюханов, М. Тлеубаев, Ж. Байдаралин. Позже их ставят приглашенные балетмейстеры: среди которых Г. Алексидзе; после паузы в 20 лет приезжает из Америки хореограф М. Саппингтон, а потом из Австрии В. Усманов и из Санкт-Петербурга Н. Дмитриевский. В это же время казахстанские балетмейстеры Г. Адамова, Гульмира и Гульнара Габбасовы, Г. Туткибаева, М. Абубахриева, А. Садыкова делают новые постановки национальных балетов. Вышеперечисленные и другие хореографы оказали ощутимое влияние на развитие национального балета.

       Стремится продолжить развитие национального балета, следуя по тернистому пути мэтров танцевального искусства Казахстана, и Дамир Уразымбетов. 21 июня 2019 года на сцене театра оперы и балета имени Абая впервые в истории казахского балета зрителю представлен хореографический спектакль на тему о первом баксы-шамане, прародителе кобыза Коркыт-ата. Сюжет балета требовал от хореографа осмысления духовного мира личности. «За 85 лет почти никто к этой теме не обращался, никто не открывал те глубинные философские грани, которые можно почерпнуть из легенд о Коркыте», — поделился автор балета [1].

       Задачу создания спектакля «Странствия Коркыта» балетмейстер решил средствами классического, современного и казахского танца. «Мы не удивим невероятными эффектами. Спектакль достаточно традиционен в своем исполнении. Но, я думаю, что он современен», — рассказывает Дамир Уразымбетов [1]. Импульсом обращения к данной теме послужила беседа хореографа с доктором искусствоведения, профессором А. Мухамбетовой. «Мне как-то ранним утром звонит Асия Ибадуллаевна и говорит: “У меня есть идея создать балет про Коркыта. Я про нее когда-то рассказывала композитору Б. Баяхунову. Это было 30 лет назад”. Она поделилась своими мыслями, что нужно сделать так, что он странствует через времена. Не четыре угла, а четыре эпохи. Мы развили эту идею вместе. Идея Коркыта она витала, я знал про это, чувствовал ее дыхание. Он будто из немой и великой вечности просился танцевать. Балет про Коркыт-ата обязательно должен был появиться в культуре Казахстана в ближайшее время, и вот у нас первый», — продолжает Д. Уразымбетов [1].

       Публике, собравшейся в премьерный вечер в ГАТОБе им. Абая, спектакль представил Государственный академический театр танца Республики Казахстан под руководством Булата Аюханова. Театр недавно отметил свой полувековой юбилей, исполнив постановки мэтра, ставшие классикой. Теперь поклонники театра увидели перевоплощение артистов в новый для них хореографический стиль.

       Автор статьи имел уникальную возможность присутствовать на репетициях подготовки к историческому событию, наблюдать за артистами, видеть организационные моменты.

 

       «Исторические сюжеты благодарны тем, что это правда жизни, что это были реальные люди. Я люблю исторические сюжеты, классику — Шекспир, Толстой, Абай, Айтматов. Новые постановки — это всегда шаг вперед. Дамир очень способный парень, деятельный, красиво показывает, музыкально танцует. Я у него спрашиваю: Вы довольны труппой? Он говорит, что очень доволен. Труппа справилась, хореограф доволен. Я желаю ему успеха и себе, чтобы новый материал застрял у всех в сердце», — поделился впечатлениями о новом балете директор и художественный руководитель Государственного академического театра танца Республики Казахстан Булат Аюханов [2].

       «Я пришел на премьеру “Пиковой дамы” Булата Аюханова, — рассказал о том, как все начиналось Д. Уразымбетов. — Он меня увидел в толпе и подозвал: “Есть идеи?”. Отвечаю: “Есть…”. Он мне говорит: “Завтра принеси”. Я приношу пять сценариев, он говорит: “Это все очень хорошо. А какая музыка будет и где она?”. Я отвечаю: “Булат Газизович, Вы сказали мне только сценарий принести”. Он: “Не надо приносить не готовый материал!”. Через два дня принес мэтру готовую музыкальную компиляцию. Он не успокоился на этом, спросил, на каком этапе у меня готовность к постановке. А я уже увлекся: “Можно выписывать репетиции хоть сейчас”» [1].

 

       Вскоре после этого теперь уже исторического разговора выписываются репетиции, артисты театра в сотворчестве с балетмейстером приступают к бурному творческому процессу. Исполнители входят в пространство мысли и стиля нового для них хореографа, изучая заданные им танцевальные комбинации. Каждый артист, вовлеченный в постановку, отрабатывает новые элементы танца. Хореограф задает новый тон исполнения движений, иногда целенаправленно «ломая» стандартные позиции рук. Если некоторые отмечают для себя новизну танцевального стиля, то другие уже знакомы с почерком хореографа. Так, одна из исполнительниц роли Девушки-видения Айя Мелис рассказывает: «Я рада, что участвую в этом спектакле. Уже не первый раз работаю с Дамиром Дуйсеновичем. Я танцевала в его балете “Дюймовочка”, в принципе знакома с его требованиями и хореографическим стилем. Поэтому особо много сложностей в работе над образом не возникло» [3].

       Ведущая солистка театра Жанар Кушербаева продолжает: «Очень интересно работать с хореографом. У него очень необычные движения, необычные связки. Соединить в одном танце и классический, и казахский стили в необычных позах — это было очень увлекательно. А вообще, Дамир постановщик очень лояльный, с ним удобно работать, потому что можно выразить себя творчески. Он прислушивается к нашему мнению и, если допустим, что-нибудь неудобно, мы можем как-то договориться, можем прийти к общему решению» [4].

       «Новое видение хореографии, новые движения рук, новая подача танцевальной лексики, интересная тематика. Большой акцент хореограф делает именно на образ, на музыкальное сопровождение, чтобы мы слышали каждую нотку, чтобы мы давали образ так, как он видит», — рассказывает ведущая солистка театра, исполнительница роли Змеи Айнур Мукашева [5].

       Вновь и вновь звучат замечания балетмейстера: «Музыкальнее, пожалуйста», «Тут без “legato”, а тут дайте прерывистости в движениях», «Дайте кантиленности и плавности», «Растворитесь в музыке, окунитесь в нее», «Войдите в состояние исступленности». Многие замечания связаны со специфической терминологией. Чувствуется, как этот ценный багаж музыкальных знаний помогает балетмейстеру при разработке хореографических сцен и репетиторстве с артистами балета. У Д. Уразымбетова музыка определяет логику выстраивания танцевальных комбинаций, стиль его режиссерского видения. Смотря спектакль, можно легко проследить, как «музыка зовет за собой пластический ряд, а хореографические темы раскрываются в процессе становления, и это неутомимое крещендирование становится основной идеей художественной формы» [6, с. 127]. Сам Б. Аюханов при просмотре балета отметил: «Мне приятно, что все поставлено очень музыкально. Меня это радует» [2]. Но участия в балете он практически не принимал. Д. Уразымбетов рассказывает про это так: «Булат Газизович в основном наблюдал, присутствовал на репетициях, иногда с доброй улыбкой показывал “большой палец вверх”. Он мне говорил: “Ты балетмейстер, ты режиссер, делай, что хочешь, что считаешь нужным”, когда я подходил к нему. Иногда спрашивал “Овчарка не нужна?”. Он смотрел на это как большой мастер, умудренный опытом. Он дал прекрасную возможность реализоваться, не мешая. Это многого стоит» [1].

 

       Через весь балет проходит тема поиска себя, своего начала. Каждая картина спектакля обладает философским содержанием, а образы наполнены внутренним осмыслением и внешней красотой. «Танец, лишенный образности, сводится к голой технике, к бессмысленным комбинациям движений» [7]. Во избежание этого хореограф работает над эмоциональным насыщением образа. Параллельно танцевальные партии обретают и физическую наполненность с музыкой, хореограф также просит у исполнителей выражать внутренний мир своих героев посредством пластики тела. Во время увлекательного процесса украшения художественного образа Д. Уразымбетову предстоит нелегкая задача — определить солистов на главные роли.

       Одна из артисток балета Дана Еркимбаева замечает: «Очень интересен весь процесс создания балета, потому что это все история, наша казахская мифология, этническая музыка. Очень интересный хореографический язык. Я исполняю танцы лебедей и роботов-солдатов. Для меня это что-то новое, я с такой хореографией не встречалась, это новый опыт для меня» [8].

       «Как-то я смотрел интервью Владимира Васильева, он сказал, что главное в человеке искусства — артистизм. Для меня это один из главных критериев, а потом уже техника. Технику можно наработать, а артистизм дается Сверху. Конечно, всем хореографам хочется, чтобы их исполнители обладали красивыми линиями, чтобы у них была хорошая школа, полученная в балетном училище. Но главное — понимание своего образа и умение его донести», — так Д. Уразымбетов определил критерии, которыми должны обладать исполнители главных партий [1]. С мнением хореографа согласен и артист балета, исполнитель одного из шаманов Абылай Тулеев: «Интересно, когда смешивают классику и национальный стиль. Хореограф раскрывает человеческие пороки в спектакле. В этом отношении сюжет схож с сюжетом балета “Фауст”. Самое сложное это необычные движения шаманов, которые мы никогда не танцевали. При этом актерское мастерство — самое главное при исполнении главной партии» [9].

       В первую очередь — это важность найти Коркыта. Эту партию исполнил ведущий солист театра Дияр Акенев. Он на каждой репетиции всецело отдавался исполняемому образу, каждый его жест был продуман, выразителен и нес в себе глубокое содержание. Д. Акенев осознавал, что исполняемая им партия требует большой ответственности, ведь ему предстоит представить на суд зрителей целую историю жизни первого баксы-шамана, прародителя кобыза: «До меня эту роль должен был исполнять другой солист театра. Изначально я не мог приступить к партии Коркыта, потому что у меня была травма колена. И я на тот момент учил по видео. Опять же большая благодарность нашему шефу — мэтру Булату Аюханову. Он научил нас живости ума, чтобы уметь запоминать быстро-быстро, даже с видео. Но сейчас у меня вроде более-менее получается. Дамир Дуйсенович, видимо что-то увидел во мне от Коркыта, поэтому у нас произошла небольшая рокировка. С балетмейстером очень комфортно работать. У него хороший, поставленный литературный язык, очень подкован в хореографии и ее истории. Человек умеет создать вокруг себя позитивную атмосферу. Это все сопутствовало тому, чтобы работа шла продуктивно, плодотворно и хорошо. Мы семимильными шагами двигались к выпуску нового премьерного спектакля», — рассказывает Дияр Акенев [10].

       В творческий процесс были вовлечены практически все сотрудники театра — кто занимался творческими вопросами, кто административными, кто организационными, кто художественными. Но всех их объединяла и вдохновляла одна цель — достойно представить публике первый балетный спектакль о Коркыт-ата. «Дамир очень ответственный человек. Я просто преклоняюсь перед ним. У этого молодого человека будущее очень хорошее. Он взял все под свой контроль, начиная от покупки тканей, разработки дизайна афиш и программок до работы с финансовыми бумагами и договорами. Поставил четкую работу нашим отделам, объединив всех нас в едином организационном процессе. Благодаря его упорству, целеустремленности мы увидели это представление на сцене. Мы всегда говорим, что наша труппа молодая, мобильная, и верим, что они сделали все правильно, несмотря на малое время подготовки», — рассказывает главный администратор ГАТТ РК Елена Толмачева [11].

       «Наша труппа очень серьезно готовилась к премьере, и мы надеемся, что все было хорошо, во всяком случае, мы все для этого делали. Тема Коркыта впервые выражается языком хореографии, поэтому это уже вызывает интерес у публики. Думаю, этот спектакль будет иметь свое почетное место в репертуаре нашего театра», — поделилась мнением главный балетмейстер ГАТТ РК Гульфида Гафурова [12].

       В успешном восприятии балета важную роль играли оформление спектакля, костюмы. Здесь Д. Уразымбетов доверился известному художнику Любови Возжениковой. «Балет моя “голубая” мечта. Мне все говорят “несостоявшаяся Уланова”. Мой опыт работы в балетном творчестве начался в 37 лет в Государственном драматическом театре им. М. Ауэзова. Раньше я на балетные спектакли ходила, мне они очень нравились. Просто я попала по распределению в ауэзовский, если попала бы в оперный, наверное, все сложилось по-другому. Я из этого процесса извлекла для себя очень многое. У нас, можно сказать, уже сложилась большая команда. У нас свои “обувщики”, “головные”, швеи, закройщик свой», — рассказывает Л. Возженикова [13]. Каждая идея обговаривалась, каждый передавал свое видение образа главных персонажей, так сложился творческий тандем режиссера с хореографом. Художник по костюмам подчеркивает, что она «получила огромный драйв от такого вида творческой реализации» [13].

 

 

       Немаловажным становится и либретто спектакля, звучание которого вкрапляется в нескольких частях всего представления. «В балете надо танцевать, это всем известная доказанная множеством спектаклей сентенция. Но это мой личный эксперимент, который при нескольких просмотрах балета выглядит не столь уж инородно. Возможно, это излишняя назидательность, но сейчас она нужна. Роман Жуков блестяще и талантливо озвучил текст либретто», — считает автор «Странствий Коркыта» [1].

       Одна из исполнителей роли куртизанок Асель Алпеисова поделилась мнением: «На сегодняшний день постановка Дамира Дуйсеновича “Странствия Коркыта” очень актуальна. Направление неохореографии очень даже приветствуется в Казахстане. Мне кажется зритель хорошо воспринял постановку, положительно» [14]. Ведущий солист балета, исполнитель роли Ангела Мади Касымов считает: «Процесс подготовки спектакля проходил очень интересно. В нем есть и неоклассика, и классика, и немного казахского танца. Немного сложновато было по лексике, но в целом, трудностей не было. Самое главное — донести до зрителя все, что нужно. Здесь есть и подача хореографа, и подача артиста — 50 на 50. Ты исполняешь в основном то, что просит хореограф. Я исполнил Ангела. В Ангела редко, кто верит, в его существование, а моя задача, сделать так, чтобы зритель поверил. В любом случае реакцию зрителя можно предугадать, потому что с рождения мы приучены к национальным традициям, нас учат игре на домбре, рассказывают эпосы про батыров, мы слышим про деятельность шаманов» [15].

       В балете, позиционируемым хореографом, как национальный, параллельно с классическим танцем идет перекличка казахских танцевальных движений. Педагог-репетитор театра Айтолкын Тургинбаева отметила интересное соотнесение хореографических направлений, а также рассказала о процессе работы с новым хореографом: «С задачей хореографа артисты театра справились достойно. Наши исполнители с большим удовольствием выполняли эту работу. Потому что это всегда очень интересно, новый почерк, новый стиль. Постановочный и репетиционный процессы проходили очень интересно. Мне понравилась работа Дамира Дуйсеновича, я для себя открыла его с новой стороны. У него все очень организовано, все и везде продумано. Он умеет организовывать хорошую команду, проделана большая работа. Срок подготовки у нас был небольшой, несмотря на это процессы всех работ двигались достаточно быстро. Потому что балетмейстер приходил всегда подготовленный, и артисты балета были заинтересованы. Я думаю, что зритель воспринял с интересом, потому что уже до премьеры, многие звонили и спрашивали: “А что это? А где это? Когда нужно прийти?”. Действительно этот балет что-то новенькое в исполнении нашего театра» [16].

       Во время постановочного процесса этого знаменательного спектакля каждый его участник проживал яркую, бурную, по-настоящему творческую жизнь. Хореограф творчески окрылял и заряжал окружающих своей созидательной энергетикой. «Процесс накрыл меня с головой какой-то сумбурной, в хорошем смысле, волной, очень творческой. Все время подготовки к спектаклю пролетело на адреналине. Я прямо ожил за последние три недели перед премьерой. То ли помолодел, то ли постарел, но чувствовал, что полнокровно творчески живу: душой и телом. Дамир Дуйсенович — режиссер-постановщик — ворвался в нашу труппу как вихрь. Он молодой, живой, эмоциональный. Было приятно с ним работать, это как глоток свежего воздуха. Он своим энтузиазмом зарядил и заразил всю труппу. Спасибо нашему зрителю за теплый прием, за подаренные овации», — рассказывает Дияр Акенев [17, с. 17].

       «Постановка нового балета проходила в атмосфере энтузиазма, творческого подъема и, я бы сказала, особого интереса. Впервые за последние годы молодой балетмейстер ставит в нашем театре национальный балет, и все были в ожидании результата. Язык хореографии универсален. Для наших артистов не было проблем в работе с новым хореографом. Некоторые стилистические новшества, необычные движения вызывали стремление быстрее их освоить. Наш театр отметил свое 50-летие, и за столь долгие годы бывало всякое. Некоторые постановки наш мэтр Булат Аюханов осуществлял в очень сжатые сроки. Поэтому в традициях нашего коллектива собранность, внимательная и вдумчивая работа. Артисты натренированы быстро входить в ритм, без долгих раскачек. Нацеленность на результат — вот, что помогало танцовщикам и молодому хореографу Дамиру быстро понимать друг друга. Думаю, балет понравился публике. Прекрасная музыка, где-то проникновенная, где-то современно-чеканная, техно и национальные мотивы, лирические адажио — все органически переплетается и создает основу интересного балетного полотна. Хореографический язык разнообразен, каждый фрагмент несет свою смысловую нагрузку. Сюжет познавательный и философски наполненный. При этом балет смотрится легко, все очень понятно даже неискушенному зрителю», — рассказывает педагог-репетитор ГАТТ РК Галина Михалёва [18].

 

       Мы побеседовали с режиссером-постановщиком национального балетного спектакля «Странствия Коркыта» Д. Уразымбетовым.

— Дамир Дуйсенович, какую мысль несет Ваша хореография?

— Балет создан на событиях нашего времени. Наш спектакль — это посыл зрителям через образы героев, чтобы все в очередной раз обратили внимание на те сложные жизненные испытания, которые даются человеку. Там целенаправленно нет явных намеков, там нет прямых параллелей с жизненными ситуациями. Понимающий зритель найдет обращение к себе лично, сделает для себя какие-то выводы. В этом и смысл спектакля. Искусство должно приглашать к размышлениям, оно может давать возможность наслаждаться прекрасным. А когда это все соединяется — это замечательно. Я не знаю, что увидел зритель, мнений очень много и они не повторяются. Меня это радует.

— Получился ли Ваш спектакль таким, каким Вы его задумали?

— Я вкладывал свои мысли и эмоции, и они, наверное, передались зрителям через какие-то энергии, токи. Когда я смотрел на репетициях, иногда видел, как что-то получалось. Иногда меня трогало то, как артисты входили в кураж, в образы. Они сами, по-моему, «тащились» от этого ощущения — перевоплощения в роли, от восторга упоения музыкой.

— Каким был день премьеры?

— Суетливым и нервным, как у всех, как всегда. Но все получилось, куда бы мы делись? Пусть этот спектакль живет. Пусть его увидят многие зрители, наша страна. Пусть его повезут за рубеж, чтобы публика, которая ходит в театр, знала, что делается у нас в Казахстане, что делается в театре Аюханова, что делает наша молодежь. И что казахский балет очень даже жив, самостоятелен и самодостаточен. Это тоже какой-то вклад в мировую балетную культуру современности [1].

 

       Знаменательная премьера оставила яркий след в жизни каждого участника процесса, а особенно у зрителей, присутствовавших в день премьеры. Спектакль посетило огромное количество любителей искусства. Это говорит о том, что казахстанская публика действительно «голодна» на национальные балеты. После премьеры мы задали несколько вопросов зрителям.

       Один из выдающихся исполнителей 1970–80-х годов Эдуард Мальбеков поделился мнением: «Браво! Одним словом все сказано. Коллектив высокопрофессиональный, поэтому они могут сделать из чего хочешь конфетку. Естественно это всегда смотрится, так что по этой части в этом коллективе проблем нет. Все исполнители на уровне, все свое дело знают и замечательно танцуют. Очень своеобразный был образ самого Коркыта. Я его представлял себе немножко другим. Это все же мужественный, глубокий старец. Я не заметил здесь творческого процесса создания инструмента. Ведь именно ему принадлежит мысль и создание замечательного казахского инструмента кобыза. Вот это хотелось бы видеть. Потому что, Вы сами понимаете, так же не бывает вдруг за одну секунду. Я понимаю, не для этого предназначено зрелище и поэтому здесь все опосредовано, опоэтизировано и образ его, и образ его странствий. Поэтому я говорю: браво! Конечно, хочется поздравить молодого человека, который сумел прочесть эту музыку и найти пластический эквивалент. Это всегда здорово. Потому что это наиболее сложный творческий момент хореографа — найти адекватную пластику, лексику. Он сумел с этим справиться. Я его от всей души поздравляю и моя супруга в том числе!» [19].

       Не осталась в стороне и педагог-репетитор ГАТОБ им. Абая, выдающаяся балерина Людмила Рудакова:

       «Я просто в восторге. Я очень рада за рост этого молодого хореографа Дамира Уразымбетова. Музыка подобрана исключительно замечательно. Он чувствует ее, поэтому каждое движение совпадает “точечка в точечку”. Передать содержание классическими и национальными движениями — это очень замечательно. Молодец! Мне очень понравилось. Балет — это трудное дело. Я желаю ему больших творческих побед. Я верю в то, что он вырастет в большого человека. Он ставит себе цель и идет к ней. Дай Бог ему здоровья, терпения!» [20].

       Мы взяли интервью и у простых зрителей, не связанных с искусством. Преподаватель английского языка Наталья Кочергина: «Все было даже выше ожиданий. И балет, и музыка, они сплелись неразделимо» [21]. Доктор медицинских наук Сурия Есентаева: «Спектакль нам всем очень понравился, мы пришли с семьей, с детьми. Шикарные костюмы! Хореография так органично легла на музыку Коркыта! Просто фантастика!» [22] Филолог Алла Юрикова: «Какое наслаждение я получила! Все прошло на одном дыхании! Разношерстная труппа казалась очень достойной по своему мастерству в этом спектакле. На мой взгляд постановка довольно смелая. Однозначно современна. Мне очень понравилось, как в хореографии режиссеру-постановщику удалось так точно и тонко изобразить пороки общества. Восторгом были лебеди. Какие у них руки, позы! Вся настороженность и размышления о жизни в кульминации, плавно сменяются спокойствием и улыбкой в финале. Это невольно отправляет к жанру легенды и одновременно к философии: возможно не стоит ждать рождения Коркыта, нужно меняться самим. Очень понравился Коркыт, но я бы танцевала Змею. Так ждала постановку и вышла с ощущением гордости за наш балет» [23].

 

 

       Мы искренне верим, что новый балет окажет значительный прорыв в области танцевальной культуры Казахстана и откроет путь дальнейшим исканиям молодых балетмейстеров.
       Благодарим администрацию ГАТТ РК за разрешение на съемку, а всех артистов труппы — за трудолюбие, талант и теплоту отношения!

 

Список источников:

 

  1. Молдалим Т. Ж. Беседа с Д. Д. Уразымбетовым. — Алматы, 2019. — 21 июня.
  2. Молдалим Т. Ж. Беседа с Б. Г. Аюхановым. — Алматы, 2019. — 14 июня.
  3. Молдалим Т. Ж. Беседа с А. Мелис. — Алматы, 2019. — 10 июня.
  4. Молдалим Т. Ж. Беседа с Ж. Кушербаевой. — Алматы, 2019. — 5 июня.
  5. Молдалим Т. Ж. Беседа с А. Мукашевой. — Алматы, 2019. — 6 июня.
  6. Федянина Л. Классика казахстанского балета // Современное искусство Казахстана: проблемы и поиски. — Алматы: Фонд Сорос-Казахстан, 2002. — С. 127.
  7. Марченкова А., Марченков А. Художественный образ в хореографическом искусстве // Актуальные задачи педагогики: материалы III международной научной конференции. — Чита: Молодой ученый, 2013. — URL https://moluch.ru/conf/ped/archive/67/333 (Дата обращения: 24.06.2019).
  8. Молдалим Т. Ж. Беседа с Д. Еркимбаевой. — Алматы, 2019. — 10 июня.
  9. Молдалим Т. Ж. Беседа с А. Тулеевым. — Алматы, 2019. — 10 июня.
  10. Молдалим Т. Ж. Беседа c Д. Акеневым. — Алматы, 2019. — 6 июня.
  11. Молдалим Т. Ж. Беседа c Е. С. Толмачевой. — Алматы, 2019. — 22 июня.
  12. Молдалим Т. Ж. Беседа c Г. Ш. Гафуровой. — Алматы, 2019. — 22 июня.
  13. Молдалим Т. Ж. Беседа c Л. В. Возжениковой. — Алматы, 2019. — 12 июня.
  14. Молдалим Т. Ж. Беседа с А. Алпеисовой. — Алматы, 2019. — 22 июня.
  15. Молдалим Т. Ж. Беседа с М. Касымовым. — Алматы, 2019. — 22 июня.
  16. Молдалим Т. Ж. Беседа c А. Н. Тургинбаевой. — Алматы, 2019. — 22 июня.
  17. Садыкова Н. Балет «Странствия Коркыта» вызвал ажиотаж в Алматы // Караван. — 2019. — №24 (607). — 28 июня. — С. 17.
  18. Молдалим Т. Ж. Беседа c Г. А. Михалёвой. — Алматы, 2019. — 22 июня.
  19. Молдалим Т. Ж. Беседа c Э. Д. Мальбековым. — Алматы, 2019. — 21 июня.
  20. Молдалим Т. Ж. Беседа c Л. Г. Рудаковой. — Алматы, 2019. — 21 июня.
  21. Молдалим Т. Ж. Беседа с Н. И. Кочергиной. — Алматы, 2019. — 21 июня.
  22. Молдалим Т. Ж. Беседа с С. Е. Есентаевой. — Алматы, 2019. — 21 июня.
  23. Молдалим Т. Ж. Беседа с А. Юриковой. — Алматы, 2019. — 21 июня.

Фотографии Т. Молдалим, а также из личного архива Д. Уразымбетова.

 

Ссылка для цитирования:

Молдалим Т. Ж. «Выбирая свой путь». История создания балетного спектакля «Странствия Коркыта» // Qazaq Ballet — интернет-журнал о хореографическом искусстве Казахстана / URL: https://qazaqballet.kz/main_articles/vybiraja-svoj-put-istorija-sozdanija-spektaklja-stranstvija-korkyta/ (Дата обращения: 00.00.0000).

 

 

Вернуться назад