Балет «Дюймовочка» в АХУ им. А. В. Селезнева

15 июля 2018

Алматинское хореографическое училище им. А. В. Селезнева уже на протяжении 84 лет является школой, готовящей профессиональные балетные кадры в Казахстане. За истекший период было выпущено более 2500 артистов балета и артистов ансамбля народного танца, которые обрели себя в творческих коллективах республики и за ее рубежом.

      Большое значение для формирования артистической культуры, сценического поведения и технического мастерства имеет репертуар школы. В АХУ все его художественные руководители, начиная от А. Александрова, А. Селезнева и до М. Кадыровой, создавали его, основываясь на высоком эстетическом вкусе и профессионализме. Это были и вариации из балетов, и хореографические миниатюры, и дивертисменты, и сюиты. Полноформатные спектакли в АХУ ставились как из классического наследия, например, «Тщетная предосторожность» П. Гертеля или «Бахчисарайский фонтан» Б. Асафьева, так и в оригинальных трактовках хореографов Казахстана, ближнего и дальнего зарубежья. Выступления учащихся АХУ проходили на сцене училища, а также в ГАТОБ им. Абая. Помимо этого, были их выезды на конкурсы, фестивали и концертные мероприятия.

      Сценическая практика является неотъемлемым элементом обучения в балетной школе. Потому наличие в репертуаре профессиональных постановок — хореографических композиций и спектаклей значительно обогащает исполнительское мастерство учащихся. С этой целью 6 ноября 2009 года по инициативе директора АХУ К. Мурзахановой состоялось открытие Казахстанского театра юных артистов балета «Орлеу». Руководству школы функционирование театра виделось в «эстетическом, интеллектуальном, культурном и нравственно-духовном направлениях» [1, с. 316]. К открытию театра заслуженная артистка России Н. Воскресенская и заслуженный деятель искусств России, лауреат Госпремии СССР Н. Лактионов поставили для учащихся балетную сцену «Танцы часов» из оперы «Джоконда» А. Понкьелли и хореографическую миниатюру «Лебедь» К. Сен-Санса. Они положили начало репертуару нового театра, задав высокий уровень будущих балетных постановок. В официально открытом театре их ставили В. Гончаров, Г. Бейсенова, А. Акбарова, сестры Габбасовы, Г. Адамова, А. Садыкова и ряд других хореографов и педагогов.

      18 мая 2013 года в Театре юных артистов балета «Орлеу» была показана премьера детского балетного спектакля «Дюймовочка» на музыку С. Прокофьева и В. Гаврилина в хореографии Д. Уразымбетова. Показ состоялся в рамках дипломной работы студента V курса кафедры режиссуры хореографии Казахской национальной академии искусств им. Т. К. Жургенова. Руководителем курса являлся народный артист СССР Р. Бапов. Именно он был автором идеи постановки балета по мотивам знаменитой сказки Андерсена. Художественный руководитель училища заслуженная артистка КазССР М. Кадырова поддержала идею и способствовала ее воплощению. По ее мнению, «репертуар училища нуждался в детском балете, и его следовало расширять. Тем более, что осуществлялась связь среднего учебного звена — нашего училища, и высшего — факультета хореографии академии искусств. Факультет окончили немало наших выпускников и педагогов» [2]. М. Ш. Кадырова как художественный руководитель всегда готова к эксперименту. Это способствует росту школы и обновляет ее репертуар.«Такое качество выгодно отличает ее как хурука и дает возможность многим попробовать себя и как исполнителям, и как постановщикам. При этом она умеет поддержать словом и делом, что для меня явилось невероятным стимулом для творчества. Всегда буду благодарен М. Ш. Кадыровой, что она нашла возможность для моего спектакля в репертуаре училища», — вспоминал хореограф балета [3].

      Д. Уразымбетов — один из хореографов, выступающих за «укрепление связей балета с большой литературой» [4, с. 237]. Уже не первый спектакль или хореографическую миниатюру он поставил, опираясь на литературное произведение. В балете «Дюймовочка» были задействованы 90 детей — учащихся АХУ второго–пятого годов обучения. Среди его персонажей: солисты — Дюймовочка (Ирина Баденко), Воронок (Бейбарыс Акарыс), Мышильда (Герта Бихлер), Состоятельный крот (Тимур Кан), кордебалет — лягушки, жуки, бабочки, кузнечики, пчелы, мыши, кроты, ласточки, эльфы.

      Автором либретто и постановки известные образы Андерсена интерпретировались аллегорически — с обращением к людским нравам и характерам, их порокам и достоинствам. Д. Уразымбетов в беседе с автором статьи поделился своими представлениями о спектакле: «Лягушки — это символы человеческой лени, желания жить праздной жизнью. Кроты — обеспеченные люди, чиновники, которым свойственны алчность и негативный гедонизм. Мыши представлялись мне как суетливые, меркантильные существа, способные на сплетни и обсуждения посторонних. Ласточки — это сильные, свободные создания, готовые на поступок. А эльфы — это народ такой, как он есть» [3].

      Получалось, что балет преследовал не только репертуарные цели, но и содержал философские и нравственные основы, которые демонстрировали молодому поколению примеры того, какими могут быть люди, что такое добро и зло. Особо подчеркнем, что балет «Дюймовочка» — это спектакль, который с интересом воспринимался и взрослыми, и детьми разных возрастов. В этом его несомненная заслуга. Не секрет, что создание детского балетного репертуара в Казахстане на сегодняшний день — задача сложного характера не только в контексте его отсутствия, но и потому что публика и артисты отвыкли от детских хореографических спектаклей со времен постановок М. Тлеубаева и В. Гончарова. Поэтому привитие потерянного интереса публики к ним — процесс не одного дня. Начать с того, что родители должны взять за правило постоянно водить детей на спектакли, предназначенные для них.

      Музыка С. Прокофьева и В. Гаврилина соответствовала выбранному сюжету. Д. Уразымбетовым были скомпилированы музыкальные фрагменты из малоисполняемого балета С. Прокофьева «Сказка о шуте», его детских сюит «Летний день», «Зимний костер», отрывков из балета «Золушка». Из музыки В. Гаврилина для хореографических сцен «Снежинки» и «Состоятельные кроты» использованы две композиции из балета «Анюта». Компиляция всего звукового материала представляла гармоничную музыкальную драматургию и основывалась на том, что ее фрагменты и эпизоды как ступени развития, находящиеся в непреложной причинно-следственной связи [5, с. 69], способствовали нарративному хореографическому действию.

 

 

      Специально для спектакля «Дюймовочка» художником Ольгой Ким (выпускницей КазНАИ им. Т. К. Жургенова) были разработаны эскизы костюмов и декораций. Их руководство училища обещало воплотить в жизнь при постановке балета. Но по субъективным обстоятельствам этого не случилось, потому сценография была составлена Д. Уразымбетовым из различных других источников. Он вспоминал: «Особую помощь мне оказала Лариса Валентиновна Ким, главный балетмейстер Корейского театра и по совместительству заведующая кафедрой “Педагогика хореографии” нашей академии искусств. Она помогла мне найти более или менее подходящие костюмы и декорации из уже существующих. Костюмы для балета частично собраны из студии “Национальный балет Казахстана”, частично костюмером АХУ Зауре Мукановой из прежнего репертуара» [3].

      Анализируя хореографическую пластику спектакля, можно констатировать, что в целом балет «Дюймовочка» поставлен на основе классического танца с элементами модерна и гротеска. Соблюдение автором программных требований вторых, третьих, четвертых и пятых годов обучения было учтено, но не ограничивалось ими. Д. Уразымбетов в различных фрагментах балета «вкраплял» более усложненные технические элементы, которые способствовали развитию технического мастерства учащихся. В спектакле встречалось много сцен с многоголосием и канонами. Это, несомненно, украшало балет и придавало ему хореографическую многоцветность.

      Так, начало балета ознаменовано «лягушачьим четырехголосием» — вполне характерной приметой отряда земноводных. Это подчеркивалось акустическим рядом — звучало лягушачье кваканье перед музыкой С. Прокофьева и на ее фоне. В эпизоде «Лягушачье болото», исполняемом учащимися третьего года обучения, Д. Уразымбетов поставил гротесковую пластику на основе классического танца с различными элементами модерна. На авансцене начинали медленно потягиваться три «просыпающиеся» лягушки, лениво шевеля руками. В это же время из левой кулисы появлялись лягушки движениями ног по второй классической позиции на plié с переходами (через поворот) в attitude и tire-bouchon с широко раскрытыми пальцами кистей. Из правой верхней кулисы широкими шагами выходили в диагональ новые лягушки, забрасывая «растопыренные лапки» вперед. Одновременно со всеми из левой нижней кулисы «выползал» один лягушонок, скачущий в sauté в импровизационной манере между другими лягушками, завершая хореографическую комбинацию приземлением в grand plié. Затем все исполнители «сливались» в общем движении в квадратном рисунке, а потом снова разбивались на хореографические каноны и «переклички». Позже вступала пластика par terre: перекаты на спине, «болтание» ногами и т. д. После чего совершалось перестроение в три линии по четыре лягушки.

 

 

      Теперь они танцевали трехголосную хореографию: у первой и второй линии партерные движения, у третьей — pas èchappè на полупальцах в пятую классическую позицию, затем вся линия переходила на пол. Первая и третья линия выполняли движения на полу руками из стороны в сторону, стоя на двух коленях, вторая линия делала sauté по второй классической позиции. После этого все переходили в одну линию и шагали «в цепочке», ухватившись левой рукой за плечо впередистоящего, а правой — изображая корону на голове. В своем параде лягушки «хвастливо» шагали вперед, забрасывая ноги. Наконец, они разбегались по всей сцене по одному, двойкам и тройкам и опять «ленились», играли, «бездельничали».

      Следующая сцена изображала знакомство Дюймовочки со стаей лягушек. Почуяв чье-то присутствие, лягушки затихли. Уснувшая на лотосе девочка, просыпалась и видела вокруг себя болото. Лягушки обступали главную героиню, желая съесть ее на обед. Но неожиданно прилетали бабочки, образ которых создали учащиеся пятого года обучения. Они спасали Дюймовочку из лап лягушек и, подхватив ее, «улетали». Оставшиеся без обеда лягушки, тщетно пытались их догнать.

      Главная партия Дюймовочки во всем спектакле рассчитана хореографом на физические данные, технические навыки и психологические возможности солистки — учащейся второго года обучения. В целом движения ее партии поставлены на основе учебной программы для соответствующего года обучения. Например, в танце героини встречались рas glissade, переходы в arabesque, а также рas ballonné — доступное для исполнения ребенком в таком возрасте. Надо отметить, что исполнение солисткой партии Дюймовочки было достаточно целостным, несмотря на некоторые технические помарки и недоработки. Девочка смогла создать образ, предложенный ей балетмейстером. Что солистка недостаточно технично «оттанцовывала» телом, то она «допевала» душой. За счет этого сохранялась сюжетная линия спектакля, повествующая о маленькой беззащитной девочке.

      Итак, Дюймовочка выбралась из лягушачьего болота и оказалась в следующем эпизоде на «Насекомовом бале», где танцевали жуки, бабочки, кузнечики и пчелы в количестве двенадцати пар. Сцена построена на дуэтном танце для учащихся пятого года обучения. Бабочки и пчелы исполняли танец на пуантах. Партия кузнечиков была решена прыжками. Композиция бала, как и прежняя, насыщена переменами рисунков: различных построений, диагоналей, линий и кругов. Танец включал в себя приемы дуэтного танца, сложные движения и прыжки: рas failli, рas сabriole, рas sissonne, рas sissonne fouetté, как у девочек, так и у мальчиков. У девочек некоторые движения поставлены с акцентом на технику исполнения. Например, «проходка», не спускаясь с пуант, затем pas de bourrée, шаг coupé на пальцах. Положения рук — от классических позиций до гротесковых. В середине композиции балетмейстер решил дать небольшое соло Дюймовочке. По сравнению с ее первым «выходом», лексика здесь чуть сложнее: уже с первого движения техничные движения содержали элементы еще не пройденного материала второго года обучения, например, позу в первый arabesque с наклоном корпуса вниз, рas sissonne с переходом в pirouette и другие.

      В эпизоде бала насекомых помимо танца были также поставлены комические мизансцены с участием жуков и бабочек. К примеру, один из жуков показывал свою силу отжиманиями от пола. На него случайно «присаживалась» бабочка и он падал под ее тяжестью. Бабочка, сама удивленная от неожиданности, обмахивала его крыльями, пытаясь «вернуть в чувство».

       «Важные насекомые», считающие себя красивыми и богатыми, не приняли в свое общество непрошеную гостью — они отвергали Дюймовочку и уходили с бала. Оставшись одна, Дюймовочка исполняла сольную «печальную» вариацию-adagio. В ней просматривается желание хореографа поднять планку артистического и технического исполнения главное героини выше, чем положено для второго года обучения. На наш взгляд, стратегически это правильно: давать такие творческие задания «на вырост». Они открывают ученикам перспективу их профессионального роста. Одним из достоинств вариации можно назвать работу с пространством — это передвижения солистки по диагонали шагами и за счет pas de bourrée. Она двигалась вперед, назад спиной и «змейкой». Сольная композиция насыщена занимательными связками одних движений с другими, маленькими и большими прыжками: grand jeté, рas sissonne, pas ballonné, вращения рirouette по диагонали, пробежки рas couru, pas de bourrée suivi, подъем ноги через développé вперед в позе épaulement croisé с переходом в еn tournant attitudе. Интересны переводы рук из закругленных положений arrondi и вытянутых allongée в волнообразные движения перед собой двумя руками.

      Следующий эпизод погружал зрителя в царство холода и одиночества. На сцене поочередно появлялись четыре снежинки (они делали пробежки по очереди еще во время вариации Дюймовочки). Партию снежинок исполняли учащиеся четвертого года обучения на пуантах. Их хореография решена элементами неоклассики, гротеска и модерна. Снежинки выкатывались по полу из разных кулис на сцену словно комья из снега, затем вставали и начинали свой «танец холода», построенный на вращениях и прыжках, рas аssemblé, рas аssemblé jeté, рas chassé, рas sissonne, рas grand jeté, рas еntrelacé, рas emboité. Включалась «легатная» пластика, а также многообразие движений на полу — перевороты, броски ногами и позировки. В конце эпизода снежинки, не справившись с теплом сердца Дюймовочки, разлетались в разные стороны. Досадно, что артисты недостаточно отрепетировали заданные комбинации, что отразилось на их слабом исполнении, и, как следствие, повлекло за собой снижение впечатления от художественного замысла композиции.

      Действие продолжилось мышиной возней, где властвовала Мышильда, хореографическая партия которой была поставлена для учащейся пятого года обучения. Основные движения ее партии исполнялись на пуантах: рas couru, pas èchappè — выход из кулис, шаги по кругу, перемена рисунка из одного в другой впечатляли. Насыщенные многообразием рисунки: переходы из прямой линии в круги — большие и маленькие, диагонали, движения по точкам спиной и лицом к зрителю. И все-таки на наш взгляд, Мышильде не доставало хореографической лексики во всем спектакле: сцены с ее участием были больше мизансценические. Хотя, несмотря на это, построенный образ получился достаточно цельным и убедительным.

      Сцена заканчивалась мышиной вакханалией — всеобщей пляской. На кульминации танца все мыши по приказу Мышильды хватали Дюймовочку на вытянутые руки и уносили со сцены. Почти сразу появились кроты во главе с Состоятельным кротом. Именно за него Мышильда решала выдать замуж свою пленницу Дюймовочку, чтобы та приносила ей доход от богатого крота.

 

 

      Эпизод богатых кротов в цилиндрах и с тростями достаточно расширен. В комических мизансценах эти персонажи подсчитывали свои доходы пластическими комбинациями. Лексика строилась на основном шаге-проходке с тростью, прыжковыми и партерными элементами, где было место двухголосию и канонам. Во время их танца мимо проходили Мышильда с Состоятельным кротом и мышами. В конце эпизода Состоятельный крот вставал впереди всех как солист эпизода на общую комбинацию. Перед финалом эпизода, пока все отвлеклись, он похитил все трости и сбежал, оставив «с носом» остальных кротов. Пронырливые мыши разделили с ними горесть, продолжая заниматься своими делами. Затем они комично вытаскивали на сцену всех кротов на «женитьбу». Те отчаянно сопротивлялись, но делать нечего — «надо играть свадьбу».

      Последующая сцена представляла собой свадебный парад в стилистике торжественного шествия, где через многообразие несложной лексики партерных и прыжковых движений и актерских мизансцен балетмейстер передал торжество коварных мышей и печальный слом в судьбе Дюймовочки. На радость счастливой и алчной Мышильде Дюймовочка обречена на житье с Состоятельным кротом.

      Но тут неожиданно врывались ласточки, возглавляемые Воронком, с высоты заметившие бедственное положение Дюймовочки. Верно подобранная «полетная» хореография ласточек выстраивалась постановщиком на больших прыжках рas sissonne, рas grand jeté, рas сabriole, saut de basque, ballonné, soubresaut, поворотах и взмахах руками. Перечисленные движения придавали особенный оттенок характерам персонажей, которым свойственны свободолюбие и мужество. Эпизод также содержал небольшое прыжковое соло Воронка.

      Разнообразные рисунки танца — «прочесы», переходы из прямой горизонтальной линии в вертикальную, маленькие и большие круги создавали ощущение пространства и полета. Битва Воронка с Состоятельным кротом носила комический характер: во время их «выяснения отношений» Воронок, схватив за руку Крота, смешно кружил его. Тот, испугавшись, трусливо убегал, спотыкаясь. Воронок победно грозил вслед Кроту отобранной у него тростью. В это же время происходила хореографическая «борьба» между кротами и ласточками. Взявшись за плечи двумя руками, они пытались побороть друг друга, кружась и раскачиваясь из стороны в сторону. В конце концов победили ласточки. Проигравших кротов, мыши в комической мизансцене утаскивали с «поля боя».

      Подготовка к кульминации заключала в себе ретроспективу всего балета: на фоне главных героев, танцующих вдвоем в центре сцены, проносились мимо все персонажи истории. Дюймовочка и Воронок как бы пролетая над землей, видели всех: Мышильду со своими мышами, Состоятельного крота с кротами, всех насекомых с бала и ленивых лягушек. Попеременно появляясь и танцуя небольшие хореографические фрагменты из своих эпизодов, они напоминали зрителям о событиях, которые случились с Дюймовочкой. Здесь же происходила мизансцена «расправы» кротов с Состоятельным кротом, у которого они отобрали «наворованные» им ранее трости.

      Финал спектакля переносил героев в страну добрых эльфов. Их исполняли учащиеся третьего года обучения. Композиция была дуэтно-массовой и изобиловала различными рисунками и перестроениями, что характерно для балетмейстерского почерка Д. Уразымбетова. В доступной хореографической лексике на основе программных движений переплетаются танцевальные шаги с arabesque на 90 градусов, простые soutenu и рas balancé на полу до больших прыжков pas de chat. Известно, что эльфы — сказочные персонажи с необычно большими ушами. Учитывая этот факт, хореограф создал характерное лейтдвижение рук для эльфов. Дети исполняли повороты кисти возле ушей. Вообще, различные движения рук и кистей у ушей встречались у эльфов в нескольких местах этой композиции. В финальной сцене Дюймовочка и Воронок исполняли небольшой дуэт-adagio с обводками и совместными прыжковыми комбинациями.

 

 

      Делая выводы, следует отметить, что экспликация спектакля предполагала сквозное развитие действия. Сцены сменяли одна другую, при этом почти каждая имела автономную линию драматургического развития хореографического текста. Их «независимость» не влияла на целостность сюжета и сценической правды действия еще и потому что сцены были режиссерски «спаяны». Вместе с тем, эпизоды могли быть воспроизведены и в отдельности каждый. Например, в концертных выступлениях училища, поскольку обладали драматургической завершенностью.

      Музыкальная первооснова в балете «Дюймовочка» выступала ведущей, будучи максимально слитой с хореографическим воплощением. В спектакле танец развивался вместе с музыкой. А хореография, как известно, «родная сестра музыки» [6, с. 27]. Танец, разделенный еще Ж. Ж. Новерром на два вида: механический или чистый танец и танец пантомимический или действенный [7, с. 47], в балете «Дюймовочка», можно сказать, синтезировался. То есть лексика была одновременно и развивающей сюжет и приносящей эстетическое наслаждение своим многообразием и симфонизмом. Именно о таком симфонизме говорил ученик Ф. В. Лопухова Г. Д. Алексидзе, понятие которого заключал в певучести и моторности: когда хореографические фразы и периоды образовывают собой моторное предложение и фразовую кантилену во времени [8, с. 76].

      Хореографическая лексика в «Дюймовочке» разнообразна. Пластические рисунки каждой композиции подчинены идее всего произведения, эмоциональному состоянию героев. Можно проследить неразрывную связь танцевального текста и хореографической драматургии спектакля. В своей постановке балетмейстер сумел выразить эмоции, присущие сказке Андерсена — радость, тревогу, волнение, комические моменты, найдя интересные режиссерские мизансцены. Следует упомянуть о важной составляющей детского балета — юморе, который оттенял многие эпизоды исследуемого нами балета.

      Раскрывая образы героев, Д. Уразымбетов нашел для каждого исполнителя характерные элементы лейтдвижений и пластические интонации. Сюжетные перипетии захватывали внимание и детей, и взрослых. Поэтому можно с уверенностью сказать, что спектакль «Дюймовочка» зрелищен и интересен зрителю. Его помогали репетировать педагоги училища — почетные работники образования Казахстана Ахмед Галиевич Буркитбаев и Инна Николаевна Гуляева.

      Балет «Дюймовочка» в Алматинском хореографическом училище им. А. В. Селезнева явил собой новую связь прошлого и будущего, музыкального и хореографического начал, среднего учебного звена и высшего. Большое количество учащихся, занятых в спектакле, выгодно охватило контингент от второго до пятого годов обучения. Дети были заинтересованы в сценической практике, они с удовольствием участвовали во всех репетициях и готовились к спектаклю.

      Цель расширения репертуара училища была выполнена, постановка состоялась. Тем самым она внесла свой вклад в развитие детских хореографических спектаклей в Казахстане. К сожалению, детские балеты в училище, да и в репертуаре театров республики, являются большой редкостью. Хотелось бы, чтобы творчество для детей развивалось более активно, как в коллективах художественного творчества, так и в профессиональных хореографических заведениях.

 

Список источников

  1. Қазақстан хореографиясының алтын бесiгi: училище тарихы / Бас ред. А. Ж. Қалиева. Алматы: Литера, 2016. 618 б.
  2. Джумагалиева К. О. Беседа с М. Ш. Кадыровой. Астана, 2017. 10 дек. Личный архив автора.
  3. Джумагалиева К. О. Беседа с Д. Д. Уразымбетовым. Астана, 2018. 6 фев. Личный архив автора.
  4. Захаров Р. В. Записки балетмейстера. М.: Искусство, 1976. 352 с.
  5. Богданов-Березовский В. Статьи о балете. Л.: Советский композитор, 1962. 208 с.
  6. Лопухов Ф. В. Хореографические откровенности. М.: Искусство, 1972. 216 с.
  7. Новерр Ж. Ж. Письма о танце / Пер. с фр. под ред. А. А. Гвоздева. 2-е изд., испр. СПб.: Лань, ПЛАНЕТА МУЗЫКИ, 2007. 384 с.
  8. Алексидзе Г. Д. Балет в меняющемся мире. СПб.: Композитор — Санкт-Петербург, 2008. 168 с.

 

 

Фотографии Н. Дмитриевой из личного архива Д. Д. Уразымбетова.

 

Статья также опубликована здесь:

Джумагалиева К. О. Балет «Дюймовочка» в Алматинском хореографическом училище им. А. В. Селезнева // Материалы V Международной научно-практической конференции «Театр. Время. Герой», посвященной 50-летию со дня основания Уфимского государственного института искусств имени Загира Исмагилова. — Уфа, 2018. 19 апр.

Ссылка для цитирования:

Джумагалиева К. О. Балет «Дюймовочка» в АХУ им. А. В. Селезнева // Qazaq Ballet — интернет-журнал о хореографическом искусстве Казахстана / URL: https://qazaqballet.kz/main_articles/balet-djujmovochka-v-ahu-im-a-v-selezneva/ (Дата обращения: ??.??.????).

Вернуться назад